Без рубрики

Вояж и Отдых: Без смекалки и закалки королём Англии не станешь

  • Пятница Март 3rd, 2000
  • By

Опубликовано в журнале «Вояж и Отдых» №3, 3-го марта, 2000

004

005

006

Неподалеку от Лондона, напротив королевского замка Виндзор, расположены корпуса Итонского колледжа, основанного без малого шесть веков назад. Это — одно из самых престижных учебных заведений Великобритании. Из его стен вышли сотни знаменитых людей — королей, герцогов, премьер-министров, великих поэтов, ученых, писателей. Будущий король Англии наследный принц Уильям тоже учится в Итоне. Но в принципе попасть в этот колледж может любой мальчик, разумеется, при наличии необходимых средств и высокого интеллекта.

Итон — элитный колледж

Однако не одними принцами и магнатами полнятся его студенческие аудитории. Есть в числе учащихся и нормальные «простолюдины». Случается, что родители обучают своих детей «в долг», например, беря ссуду в банке. Некоторые, чтобы позволить отпрыскам продолжить учебу в частном колледже, продают дома, переезжая в более тесные и дешевые, перебираясь из лучших районов в худшие — лишь бы «дитё» получило блестящий старт! А учеба в Итоне обходится недешево — 15 тысяч фунтов стерлингов в год.

Зачем же простые люди из кожи вон лезут на «фабрику клубных пиджаков»? Чтобы из «молока» попасть в «сливки» общества? Разумеется, и этот резон не последний. Скажи, где ты учился, — и я скажу, кто ты. Так можно переиначить известное выражение на английский манер. Звание выпускника Итона — это своего рода сезам, открывающий самые заветные двери, как на карьерном поприще, так и в свете.

Однако это не только школа для высших классов, но это прежде всего школа высшего класса, гарантирующая своим ученикам бесконкурентный образовательный стандарт. И 250 ежегодных выпускников Итона (все 250) поступают в университеты! Да в какие! В самые престижные американские (Йельский, Гарвардский), в самые знаменитые европейские (Сорбонна), но большинство, конечно же, — в родные Оксфорд и Кембридж. Собственно, старина Генрих VI, создавая в 1440 году Итонский колледж для семидесяти своих стипендиатов, так и задумывал: натаскивать интеллектуальный молодняк для последующего обучения в Королевском колледже Кембриджа.

В АНГЛИИ свято чтут традиции: на протяжении шести веков в Итоне среди прочих 1280 оплачиваемых родителями студентов всегда находятся и эти семьдесят. Семь десятков «королевских стипендиатов» — лучшие из лучших, умнейшие из умнейших, эдакие абсолютные отличники.

Какой у вас IQ сэр?

Чтобы попасть в Итон, нужно для начала сюда записаться. Это можно сделать на следующий же день после появления чада на свет или же до исполнения ему десяти с половиной лет. При приближении одиннадцатого дня рождения кандидата пригласят в колледж для интервью и так называемого теста на выявление склонностей. О нет, это не проверка того; как пай- мальчик вызубрил в школе стишки, грамматику и параграфы про пестики-тычинки. Мало ли дураков и посредственностей обладают великолепной памятью!

Но дураки и посредственности Итону не нужны. Им нужно отыскать умниц, то есть тех, кто способен думать и соображать, мыслить нестандартно и творчески.

Короче, им нужен высокий IQ. Имеется? Тогда тащите еще и характеристику от директора школы, где учились (так, на всякий случай, чтобы поближе познакомиться), и — приходите через два года на финальный тест. А как же? Вдруг за два года вйш IQ во что-нибудь переродился! Нет? — Зачислен!

И вот 13-летнее создание мужского пола — Итон, увы, для девиц закрыт! — облачается в студенческую мантию. Прощай, свобода! Отныне (и все последующие 5 лет) жизнь «бедного студента» будет протекать в закрытом кампусе колледжа с редкими увольнительными домой на выходные, Рождество и каникулы.

И отныне папой для мальчишки станет воспитатель (хаусмастер), а мамой — супруга хаусмастера: их так зовут «па» и «ма». С ними ребята будут делить кров и стол, в их жилетку будут выплакивать свои обиды и в их ухо нашептывать юношеские тайны. А как же родители? Они будут приезжать в воскресенье, чтобы поболтать с сыном в близлежащем пабе, будут звонить ему и писать электронные письма. В самое ближайшее время каждый студент Итона будет иметь в своей комнате (здесь живут по одному) персональный компьютер с личным электронным адресом.

Скучают ли ребята по дому? На первых порах — да, потом привыкают, тем паче что жизнь в коммуне засасывает: столько друзей вокруг — соскучишься ли? Да и школьная программа скучать не дает.

Чему только не учат в Итоне! Математике и латыни, древнейшей истории и информационным технологиям на уровне требований Кембриджского университета, драматическому искусству и рисованию, игре на органе, клавесине, наконец, на электрогитаре!

И вот уже ребята, занимавшиеся в итонских художественных студиях, становятся известными художниками, певшие в хоре — профессиональными вокалистами, те, кто увлекался историей, — профессорами Оксфордского университета. У Итона нет специализации: дорогу разносторонним дарованиям! Тем не менее на вопрос, который я задаю здешним преподавателям, в каком секторе трудится большая часть их выпускников, ответ вполне определенный: в финансовом! Что ж, вполне современно и практично.»

У всех итонцев лишь одна общая страсть — спорт. Каждый год примерно десять выпускников колледжа принимают участие в международных состязаниях. Впрочем, достаточно на сей счет одной цитаты: «Битва при Ватерлоо была выиграна на спортивных площадках Итона». Это сказал, отдавая дань физической подготовке британской армии, знаменитый герцог Веллингтон, разбивший Наполеона при Ватерлоо. Он имел все основания на то, чтобы сделать подобное заявление: и сам герцог, и многие его генералы учились в Итоге.

Среди великих питомцев Итона — и поэт Перси Шелли, и писатель Генри Филдинг, и четырежды премьер-ми- нистр Уильям Гладстон, и король Георг III, и король Уильям IV, и будущий король Англии — Уильям V, именуемый сегодня попросту Вилли.

Все могут короли?

Наследник британского престола, старший сын Чарльза и Дианы 17- летний принц Уильям и его младший брат Гарри учатся в Итонском колледже. Другие ученики немного завидуют братьям-принцам — еще бы! Через речку, в Виндзорском замке, живет их бабушка, частенько покидающая Лондон ради уединения в сельском приволье. Вот к ней-то братья и бегают в «увольнительную», на чай с пирожками. Не у всех бабушки живут так близко. Тем более бабушки-королевы, впрочем, последнее обстоятельство товарищей Уильяма по Итону, кажется, не слишком волнует: в колледже принцев нет — есть студенты.

Как вы относитесь к принцу Уильяму? Получает ли он в чем-то исключения? — задала я каверзный, как мне казалось, вопрос директору Итонского колледжа мистеру Джону Льюису.

Мы относимся к нему так, чтобы подчеркнуть равенство Уильяма с остальными.

А как насчет монарших родителей — бабушек-дедушек-пап? Не тяжеловато ли вам сносить их контроль и надзор?
Все совсем не так страшно. Я не ощущаю ни контроля, ни надзора, ибо они к директорам не обращаются. Все вопросы родителей — к воспитателям!

Что ж, выходит, не все могут короли: даже им приходится соблюдать субординацию и не беспокоить понапрасну директоров школ. До чего дошла демократия!

Вот взять того же принца Уильяма — все говорят о нем, что парень не просто скромный, а застенчивый. Стесняется, когда на него смотрят девчонки, смущается быть в центре общественного внимания. Принцесса-мама недаром брала с собой Вилли и Гарри в «обычное» кино и даже заставляла стоять в очереди за билетами. Разрешала носить бейсбольные кепки, как у ребят с улицы, ходить по магазинам за покупками, не говоря уж о том, что Уильяму первому из королевского рода разрешили в свое время посещать детский сад. Простые выросли из принцев ребята, и потому Итон не затрудняет присутствие наследника. Учится Вилли хорошо. В настоящее время готовит три предмета — географию, биологию и историю искусств — для поступления в Кембридж, в прославленный Тринити-колледж, где в свое время учился и его отец.

Впрочем, планы могут и измениться. Совсем недавно Уильям объявил, что решил повременить с университетом и двинуть… в десант! Оказывается, служить в самых прославленных и отчаянных войсках Британии, именуемых SAS (Особые воздушно-десантные войска), было его мальчишеской мечтой. Если Уильям и впрямь приступит к службе в SAS в качестве курсанта, то будет и здесь первым, нарушившим традицию, согласно которой все мужчины из английской королевской семьи служат в Британском военно-морском флоте Ее Величества.

Однако с десантом еще окончательно не решено, а пока суть да дело,
юный принц выезжал намедни с другими питомцами Итона на военные сборы. Недавно Уильям был повышен в звании до капрала.

Так что все могут короли!

После Итона — хоть в тюрьму!

Между тем и на старуху бывает проруха: и блестящие выпускники Итона, случается, попадают в истории и даже… за решетку! Сенсацией минувшего лета стал приговор к тюремному заключению одного из самых блестящих представителей британского истеблишмента, бывшего депутата парламента, бывшего военного министра лорда Би- вербрука — Джонатана Уткина.

Эткин попался на махинациях и аферах, злоупотреблении служебным положением и даче ложных показаний следствию — за что и загремел на нары. Но я не стала бы вспоминать эту отшумевшую историю, если бы не одно весьма настораживающее замечание, которое сделал, покидая свободу, бывший выпускник Итонского колледжа. На вопрос, не страшно ли отправляться в тюремную камеру, Эткин, усмехнувшись, ответил, что после Итона и тюрьма не испугает! Что за двусмысленный намек?

— Он имел в виду, что Итон готовит своих воспитанников к абсолютно любым, даже самым экстремальным ситуациям! — отшутился директор колледжа.

А если без шуток? Не однажды доводилось слышать от бывших выпускников, что «давление» Итона приближается к запредельному и что годы, прожитые здесь, оставляют в душе не только приятные воспоминания, но подчас и шрамы. Это, впрочем, касается не только Итона. В Британии давно бытуют легенды о жестокости нравов, царящих в привилегированных частных школах, об имеющей здесь место дедовщине, о крутых методах спартанской закалки. Принц Чарльз, обучаясь в свое время в шотландском пансионе Гор- донстоуна, писал родителям: «Это абсолютный ад — особенно по ночам!» А его будущая возлюбленная Камилла Паркер-Боулс училась в школе, о которой говорили: «Если ты пережил Дамбрелл — переживешь и все остальное». Ну чем не слово в слово — Уткин?

Все эти слухи и легенды о жестокости частных школ всколыхнула и случившаяся недавно в Итоне трагедия: в прошлом году повесился 15- летний студент колледжа Николас Тейлор. Официальной версией гибели Николаса была названа… неудачная шутка. Парнишка якобы ставил эксперимент: испытывал себя в ситуации экстремального риска — и не рассчитал своих сил…
Будучи в Итоне, я решила расспросить педагогов колледжа о правдивости ряда «легенд».
Правда ли, что в колледже есть дедовщина?
Нет, подобные явления у нас исключены. Мы намеренно селим в одном доме младших и старших ребят, но не для того, чтобы старшие третировали младших, а чтобы помогали, учили, опекали, как бывает в семьях, где есть старший брат.
Правда ли, что в школах интернатского типа, где учатся одни мальчики, процветает гомосексуализм? И какова на сей счет политика колледжа?

Видите ли, здесь две проблемы: если подобные отношения между взрослыми юношами носят добровольный характер, это можно рассматривать как их личное дело. Если же речь идет о насилии, принуждении — это совсем другая история. Но я не стал бы напрямую связывать проблему гомосексуализма с пребыванием ребят в школах-интернатах, подобные явления есть всюду.

Правда ли, что бывают случаи употребления наркотиков?
Правда. Но это исключительные случаи — в прямом и переносном смысле слова. За употребление наркотиков мы безоговорочно исключаем из колледжа.
Используете ли вы в качестве меры воспитания телесные наказания?
Нет, ни в коем случае. Итон покончил с этим в конце шестидесятых годов…
Какие наказания считаются в Итоне допустимыми?
Оставить в школе после уроков, отправить на уборку помещений или заставить поработать в саду…
Исключения в наказаниях не делаются даже для —…?
Даже для… Правда, надо отдать им должное — принцы ведут себя примерно и «преступлений», как правило, не совершают.

Фабрике джентльменов требуются… русские!
Итон насчитывает в своих рядах весьма скудную долю иностранных студентов — 3,5~4 процента от общего числа. Но если брать в расчет не только «полноценных» студентов, то есть тех, кто учится здесь от 13 до 18, то процент будет чуть побольше, так как 17-летние иностранцы могут получить доступ в Итон на годовое обучение по международной стипендии.
В год выделяется шесть таких стипендий. И только одна из них предназначается для Восточной Европы, в ряды которой зачислена Итоном и наша Россия. Отбором стипендиатов из Восточной Европы занимается зав.кафедрой русского языка колледжа Петр Владимирович Резников — преподаватель, по словам итонского руководства, необычайно яркий и талантливый.

Признать соотечественника в Резникове получается не вдруг: иное выражение глаз, безукоризненный «куин инглиш» — да что английский, русский уже с чуточку жестковатым, иностранным акцентом! Наконец, впечатляющая чужеземная униформа — белая бабочка, жилет, серые брюки в полоску: «Гуд морнинг, сэр!»

Здравствуйте! — отвечает он по- русски своим ученикам. — Проходите, пожалуйста, на урок!
Урок русского языка проходит в помещении довольно-таки экзотическом — эдакая а-ля советская «клюква»! На одной стене — красное пионерское знамя с золотой надписью «К борьбе за дело Коммунистической партии Советского Союза — будь готов!» На другой — афиша кабаре-дуэта «Академия». Ну и, понятное дело, матрешки… Ребята разучивают диалог, прослушивая магнитофонную запись.

Зоя Петро… ванна! А можжьно ко- фэ? — удивительно точно попадая в мелодику русской интонации, выводят английские мальчишки.

Сколько лет учат русский эти ребята? — спрашиваю я Петра.

Пять недель, начали с нулевого цикла. Мы проходим курс, рассчитанный на пять лет, всего за шесть месяцев. И если другие готовятся к сдаче госэкзамена по русскому пять лет, то мои ступопулярные политики | и удачливые бизнесмены.
Фабрике джентльменов требуются… русские!

Итон насчитывает в своих рядах весьма скудную долю иностранных студентов — 3,5~4 процента от общего числа. Но если брать в расчет не только «полноценных» студентов, то есть тех, кто учится здесь от 13 до 18, то процент будет чуть побольше, так как 17-летние иностранцы могут получить доступ в Итон на годовое обучение по международной стипендии.
В год выделяется шесть таких стипендий. И только одна из них предназначается для Восточной Европы, в ряды которой зачислена Итоном и наша Россия. Отбором стипендиатов из Восточной Европы занимается зав.кафедрой русского языка колледжа Петр Владимирович Резников — преподаватель, по словам итонского руководства, необычайно яркий и талантливый.

Признать соотечественника в Резникове получается не вдруг: иное выражение глаз, безукоризненный «куин инглиш» — да что английский, русский уже с чуточку жестковатым, иностранным акцентом! Наконец, впечатляю
денты — полгода. В этом году в Итоне русский язык изучают 50 студентов. Это рекорд, раньше такого никогда не было.
Откуда же у них такой интерес?

Если честно, то он не сам прорезался. В прошлом году я пришел и устроил в Итоне «красную пропаганду». Ну, а мы же. вы сами знаете, старые пропагандисты! Вот народ и откликнулся.

…Эх, как тут не перефразировать Пушкина: ай да Резников, ай да молодец! И уж коль скоро помянули Александра Сергеевича, то скажу и вот что: здесь, в Итоне, есть русский дух, здесь Русью пахнет! Во-первых — начну со случая анекдотического — в рядах Итона обнаружилась… голая русская женщина! Каким образом? Именно этот вопрос услышал в телефонной трубке преподаватель изобразительных искусств, когда в одно прекрасное утро у него в студии раздался звонок и директор колледжа сообщил, что едва ли не все британские «таблоиды» вышли под заголовками типа «Советская Людмила разделась перед мальчиками Итона», «Советская блондинка голой позировала для студентов колледжа»…
Короче, раздули историю! На деле же все было мирно и тихо: бывшая наша киноактриса, дама бальзаковского возраста, проживающая нынче по соседству с Итоном, решила подработать моделью.

Ради денег? — наивно спросила я преподавателя живописи, представив мыкающуюся за кордоном без средств соотечественницу.

Да нет, — ответили мне, — миссис Смит дама вполне обеспеченная. Она замужем за англичанином, у нее хорошая семья, дети. А позировала она нам из любви к искусству!..

Ну да Бог с ней, с экс-актрисой. В Итоне учатся русские — вот что радует. Обнаружился здесь россиянин-студент — Костя Елин. Есть обменные программы с российскими школами, когда наши ребята приезжают в Итон на три недели и живут прямо здесь, в кампусе, а итонские студенты едут в Москву и живут в семьях своих новых российских друзей.
Мы очень заинтересованы в России, и русский язык очень важен для нас, — сказал мне бывший директор Итонского колледжа Найджел Гудман, и сегодня принимающий активнейшее участие в деятельности колледжа.

Почему? — спросила я.

Потому что это очень важная страна в мировом масштабе!
…Вот так-то. Короче, дорога в прославленный Итон для наших не закрыта.

Ольга ДМИТРИЕВА, Лондон-Итон.

Author Info